Штук десять векторов отовсюду идут в одну точку — отказ от денег как универсального эквивалента в информационной экономике. На хабре пишут абсурдное про «создателям сервисов придётся раскошелиться», на КИБе рассказывают не менее абсурдное про «монетизацию», упоминая при этом один из важных трендов — «тем, кому это всё интересно и кто уже успешен (читай — кто интересен в качестве рекламной площадки), деньги уже не нужны, они себя и своё хобби обеспечивают». В трактовке монетизаторов этот интерес и увлечённость блогеров выглядит не счастьем и радостью, а блокирующим фактором, осложняющим жизнь в привычной рекламной модели.

Ну да.

Информационная экономика оперирует другими терминами. Другими валютами. И как только её пытаются загнуть и упростить до одного фактора — модель обрушивается или лопается. К ценностям, которые озвучиваются, помимо внимания добавляются такие абстрактные вещи, как интерес, участие, время, репутация и лавиноопасность лавиноактивность.

Десятки тысяч и миллионы людей оказываются внутри экономики, где прежние банки служат не столпом мира, а пожилыми совхозными «элеваторами», в которых хранятся те ресурсы, которые нужны для обеспечения офлайновой жизни. А всё большая часть реальных транзакций оказывается не-денежными, не-монетарными по сути своей. Карма, соучастие, левелинг, репутация, волонтёрство, пожертвования и концентраторы микровкладов.

Всё это привело к тому, что старая экономика, которая с её биржами всё больше становилась похожей на всемирную экономическую игру, перешла в следующую стадию. За счёт децентрализации эмитентов (вместо сотен национальных банков — миллионы сообществ) и обесценивания материальных благ, экономика из вертикальной становится горизонтальной, всё более похожей на грибницу.

В каждом сообществе возникают собственные ценности, собственные метрические системы, которые очень далеки от прошлой системы «обмена товаров и услуг на деньги согласно прейскуранту». И, что удивительно, фундаментальный вопрос экономистов прошлого «как обменять внимание на репутацию на страсть на эмоции на деньги на любовь на паблисити и обратно» в сообществах решается очень быстро и по-свойски, создавая стихийные рынки. Ответ оказался простым — когда система децентрализована и построена вокруг людей, а не безликих институтов, вопрос обмена перестаёт быть фундаментальным.